Миграции северного оленя

Сезонные миграции, заходы.

На значительном протяжении ареала диким северным оленям свойственны широкие сезонные кочевки. В некоторых районах в связи с резким сокращением численности оленей они теперь прекратились (восточная часть Кольского полуострова, южные районы Ямала, район Новосибирских островов, бассейны Колымы и Анадыря, Чукотская земля и т. д.), но были регулярным явлением несколько десятилетий назад (рис. 109).

Миграции северного оленя

В развитии этих кочевок большую роль играет целый комплекс факторов: режим снежного покрова (высота, плотность, структура и продолжительность его), суровость зимы, температурный режим лета, обилие гнуса, характер и распределение пастбищ, интенсивность использования их оленеводами, численность самих диких оленей и т. д.

Обитая в различных природных зонах и ландшафтах, северные олени, как правило, выбирают для зимовки те угодья, где в это время года наиболее доступен корм (главным образом, наземные или древесные лишайники, а в Арктике также злаки и осоки).

В лесу и на лесных болотах для зимовки благоприятны участки со снежным покровом не выше 60—80 см, в горной и равнинной тундрах — не, выше 20—30 см, а на островах Арктики — не выше 10—15 см. При выборе летних угодий основное значение имеет богатство их травянистой и отчасти также кустарниковой растительностью, наличие участков, где животные могут спасаться от гнуса и пережидать часы, когда спадет дневная жара.

Наибольшим пространственным размахом отличаются сезонные кочевки оленей в Арктике и Субарктике: на полярных островах — до 300—500 км, у северных окраин материка, на стыке двух разных природных зон — тундры и тайги, до 200—750 км.

Основная причина массовой откочевки оленей на зиму из зоны тундры в зону леса — несоответствие между значительными запасами в первой зоне летних кормов и весьма ограниченными зимними кормовыми ресурсами, доступность которых сильно затрудняет плотный снежный покров.

Исходя из опыта нашего оленеводства, считают (Друри, 1949), что в тундрах зимой может прокормиться в 4—5 раз меньшее количество оленей, чем на той же площади, летом. Откочевав на зиму из равнинных тундр в, зону леса, олени распределяются в последней на большой площади, зимуя как в лесу, так и в горных тундрах.

Зимовка тундряных оленей в зоне леса на горных тундрах (гольцах) и слабо облесенных хребтах особенно характерна для междуречья Енисея* и Хатанги, а в прошлом также для бассейна Анадыря, отличающихся многоснежностью (теперь дикий олень в бассейне Анадыря почти истреблен).

На полярных островах зимовка сколько-нибудь значительного количества оленей возможна только в условиях горного рельефа и при достаточно большой общей площади пастбищ (Новая Земля), что облегчает животным выбор местности, наиболее благоприятной по режиму снежного покрова для зимней пастьбы.

В горно-лесных областях олени зимуют как в лесном, так и в горно-тундровом (альпийском) поясах. Зимовка в высокогорье (в течение всей зимы или во второй ее половине) особенно характерна для многоснежных областей страны — западной части Кольского полуострова, Западного Саяна, Сахалина, Камчатки, Анадырского и Колымского хребтов.

В некоторых горных областях простирающиеся здесь хребты стоят поперек господствующих в зимний период воздушных течений, вследствие чего большая часть снега осаждается на одном—наветренном склоне, на другом же образуется область «снежной тени», где снега значительно меньше (Урал, Колымский хребет).

В таких районах, в прошлом наблюдались широкие кочевки оленей; например, на Урале олени зимой концентрировались в малоснежных сосновых борах и болотах Зауралья; на лето часть уходила в Предуралье. В небольших масштабах эти кочевки наблюдаются и в наши дни.

Пространственный размах сезонных кочевок оленей в горно-лесных областях колеблется от нескольких десятков километров до 100—180 км (Урал, Патомское нагорье, Камчатка), диапазон вертикальных перемещений обычно не превышает 1000 м. В равнинной тайге пространственный размах сезонных кочевок оленей обычно меньше, но в южных частях ареала вида (Поволжье, Васюганье и др.) где нехватает угодий, богатых лишайниками, он в прошлом достигал 100 км или даже больше.

В близких районах или даже в пределах одного и того же района различные стада северных оленей нередко ведут несходный образ жизни. В материковых тундрах севера некоторые группы оленей, очень немногочисленные, держатся круглый год (.«стоячие», или «стоялые», олени по терминологии местного населения); другие прикочевывают сюда на зиму с полярных островов («морские» олени); третьи, наиболее многочисленные, проводят в тундрах лето, а на зиму уходят далеко к югу («ходовые», «перехожие», «табунные», «поплавные»1 олени и т. п.).

Имеются указания, что эти группы оленей различаются морфологически. Всюду, где численность оленей сокращается, постепенно суживается и пространственный размах кочевок, так как небольшое количество оленей может найти достаточно удобных мест для зимовки и в более северных районах, вследствие чего основной стимул для кочевок исчезает.

Как общее направление миграций, так и пути, по которым олени идут во время кочевок, особенно же места переправы через реки, иногда в течение ряда лет остаются более или менее постоянными.

В лесотундре и тайге мигрирующие олени нередко придерживаются безлесных возвышенностей и каменистых хребтов, занятых горной тундрой. Пересекая тундру, олени идут вдоль подножий возвышенностей и по долинам рек (Таймыр; Попов, 1939).

Весной, направляясь к северу, олени избегают многоснежных мест, в оттепель идут ночью, когда образуется ледяная корка. В лесу стараются держаться торных троп, пробитых в снегу ранее прошедшими стадами оленей.

В благоприятных местах стадо широко расходится и идет не спеша, кормясь на ходу. Изменение ландшафта вследствие лесных пожаров и прокладки дорог, стравливание ягельников, интенсивный промысел на путях кочевок и т. п. нередко приводят к тому, что пути миграций оленей меняются.

Заметное влияние на это оказывает также режим ветров (Друри, 1949). Сроки кочевки оленей и их общая продолжительность зависят от климатических и погодных особенностей отдельных районов. Осенью откочевка оленей к местам зимовок в разных частях страны происходит с августа (чаще с сентября) до начала ноября, раньше всего начинаясь в областях с суровым климатом (крайний север Сибири) или отличающихся многоснежностью; общая продолжительность осенней перекочевки в отдельных районах — не более 1,5 месяцев.

В большинстве районов олени начинают откочевку к югу задолго до того, как условия жизни на месте станут явно неблагоприятными для оленей. Непосредственным стимулом для откочевки, по-видимому, служат как общие изменения в ландшафте и погоде от лета к зиме, так и отдельные их элементы: появление осенней раскраски растительности, увядание травы, зазимки (похолодание, снегопады), а на северных окраинах материка также смена барического градиента и обусловленное этим изменение господствующего направления ветров (дикие олени часто совершают свои переходы, двигаясь на ветер).

Ранней и дружной зиме обычно соответствует и более ранняя н дружная откочевка оленей, поздней зиме — растянутые по срокам^ кочевки. Направляясь из тундры к югу, олени движутся сперва небольшими группами, позже — большими смешанными стадами3, в которых самцы и самки идут вместе.

В дальнейшем размеры стада уменьшаются, так как в зоне леса общий поток оленей начинает дробиться на отдельные стада (Друри, 1949). Олени, раньше других направляющиеся к местам зимовок, переходят реки вплавь, идущие позже — по льду. В отдельные годы длина пути, а следовательно, и места зимовок тундряных оленей существенно варьируют.

Вопрос о том,.где и как проходит гон мигрирующих к югу тундряных оленей нашего Севера, совершенно не изучен. Можно лишь предполагать, что гон происходит в южных тундрах и лесотундре, где олени задерживаются до 2—3 недель, и лишь по окончании гона уходят на зимовки. На арктических островах гон обычно проходит на месте, так как в это время года проливы еще открыты.

Канадские тундряные карибу достигают лесотундры в сентябре, но затем сдвигаются севернее, где в определенных местах и проходит гон; Окончательно к местам зимовок они уходят в конце октября—ноябре или даже в декабре (Банфилд, 1957). Весенняя откочевка оленей из зоны леса к местам летнего обитания в тундре начинается очень незаметно, еще до начала валового таяния снега, чаще всего в апреле.

Олени движутся значительно медленнее, чем осенью в северной Якутии (Заровняев, 1933) со скоростью 3,5—4,5 км и не более 20 км в сутки. В кормных местах животные задерживаются на несколько суток. В низовьях больших сибирских рек на границе леса и тундры первые стада пришлых оленей появляются во второй половине мая (реже уже в апреле), последние приходят в июне.

Олени, зимовавшие в тундре, откочевывают к северным побережьям и на острова в конце марта—апреле, обычно задолго до прихода в тундру оленей из леса. Весной через реки олени переправляются по льду и вплавь. Взрослые самцы и самки в это время года движутся отдельными стадами; первыми начинают перекочевку стельные самки и молодняк в возрасте до двух лет.

После них, иногда с запозданием на две недели и другими путями, идут взрослые самцы. Первые олени достигают тундры, когда большая часть ее еще покрыта снегом. Зимующие в горных тундрах олени в случае образования ледяной корки, затрудняющей добывание подснежного корма, спускаются в лес; обычно же они уходят в лес лишь в конце апреля — мае в разгар таяния снега.

В горную тундру олени поднимаются вновь летом, после массового появления гнуса. Дикие олени способны преодолевать большие расстояния — в несколько сотен километров, по совершенно бескормной местности. Известны случаи, когда во время суровых зим новоземельские олени перебирались по льдам на Вайгач, а некоторые, возможно, и на Ямал (Зубков, 1935; Друри, 1949).

Одиночные олени заходили на Землю Франца-Иосифа (установлено по находкам рогов и костей), проникали с Новой Земли до Шпицбергена (Банфилд, 1954). В некоторые годы, если этому благоприятствует ледовый режим в проливе Вилькицкого, олени переходят с Таймыра на Северную Землю (остров Большевик).

Известны заходы оленей с Новосибирских островов на остров Беннета (Рутилевский, 1939; Скалой, 1940 и др.). Известны также заходы оленей, иногда сразу в заметном количестве, в районы, где они были истреблены или исчезли вследствие других причин (лесных пожаров, уничтожения ягельников).

Это явление наблюдалось в значительных масштабах во второй половине XIX в. в центральных районах европейской территории нашей страны, когда в ряде мест появилось большое число оленей, пришедших из более северных или восточных районов (Туркин и Сатунин, 1902).

Начиная с середины 20-х годов в продолжение ряда лет массовое переселение оленей наблюдали в бассейне Нижней и Подкаменной Тунгусок. Олени шли с востока на запад; из районов, где их численность была относительно высокой, на места, где оленей в последние годы было мало (Наумов, 1933). Причины этих переходов не изучены. Причины этих переходов не изучены.

Литература. В. Г. Гептнер, А. А. Насимович, А. Г. Банников. Млекопитающие Советского Союза, том первый. Парнокопытные и непарнокопытные. Под редакцией В. Г. Гептнера и Н. П. Наумова

AOF | 07.10.2022 14:14:20