Образ жизни зубров

Суточная активность, поведение.

Летом зубры паслись главным образом утром и вечером, а также, возможно, часть ночи1; в жаркие дни уходили в лес, где устраивались на лежку и жевали жвачку. На Кавказе выходили пастись на нижнеальпийские луга и поляны, на лежку скрывались в лес; в сильный дождь отстаивались под большими пихтами и елями.

В прохладные дни зубры паслись и днем, иногда прямо в лесу, в жаркие — больше лежали или стояли, оставаясь на одном месте; на пастьбу или водопой выходили за 3—4 часа до захода солнца. Лежка часто устраивалась на рыхлой земле у выворотов пихт (Динник, 1910 и др.).

В горах Западного Кавказа на солонцы зубры обычно ходили ранним утром и вечером. Купания зубров ни разу не наблюдали (Врублевский, 1927). Наблюдения за вольнопасущимися стадами зубров в Кавказском заповеднике показали, что летом отдых занимает в общей сложности около 17 часов в сутки, зимой 15,5—18 часов.

Наибольшее время на пастьбу зубры затрачивают зимой и весной; весной — до 10 часов в сутки, летом — 5 часов. В жаркое время года на водопой ходят не менее двух раз в сутки; в дождь водопои не посещают по 2—3 дня. Максимальное суточное потребление воды до 50 литров (Калугин, 1958).

Зубры часто катаются в сухой разрыхленной земле и песке; эти места посещаются регулярно. В грязи и на болотистом месте не валяются (Врублевский, 1927 и др.). При движении по снегу зубры глубоко в него проваливаются. Если снежный покров высокий, животные в стаде идут, не разбредаясь, след в след, пробивая в снегу настоящий коридор.

Доставая корм из-под мелкого (до 20—30 см) снега, зубры делают в нем носом ямку, вращая головой; к помощи копыт обычно не прибегают; в глубоком снегу не роются1 (Филатов, 1910 и др.). В случае необходимости, зубры могут быстро бежать по снегу высотой до метра, обычно в этом случае скачут галопом.

Более 400—500 м галопом не бегут. Легко перепрыгивают трехметровый ров и забор в 2 м (Карпов, 1903; Врублевский, 1927). Кавказские зубры свободно ходили «по самым крутым местам» и избегали только скал. Будучи испуганными, бежали сплоченным стадом, обычно вниз по склону (Динник, 1910 и др.).

При первом наблюдении зубра на Кавказе, Филатова более всего удивила быстрота его движений. Зубр «переходил с места на место, рвал белокопытник, поворачивался, иногда поднимал голову и прислушивался. Все это в очень быстром темпе и очень легко.

Ничего громоздкого, ленивого, напоминающего повадки домашнего скота»... «Ветер дунул в его сторону, и он исчез мгновенно большими прыжками, не взглянув даже в нашу сторону» (Филатов, 1910). На следующий день Филатову опять посчастливилось наблюдать зубра, который ел ежевику.

Зубр «сновал взад и вперед так же быстро, как и вчерашний, то скрываясь за деревья, то выходил на открытое место. Увидев вывороченный корень, встал на колена и почесался» (Филатов, 1910). У зубра отлично развиты обоняние и слух; более всего животные полагаются на обоняние; зрение сравнительно слабое. Заметив человека, кавказские зубры обычно моментально скрывались, самки при этом, как правило, бросали телят.

В редких случаях животные принимали угрожающую позу: опускали голову, начинали сопеть, делали вид, что бросаются, но затем ретировались. Случаи действительного нападения на людей были отмечены всего несколько раз (Динник, 1910). В Беловежской Пуще случаи нападения зубров на людей были более обычны. Чаще всего нападали зубрицы, защищая телят, а также быки-одинцы, особенно в период гона (Карцов, 1903; Врублевский, 1927).

Молодняк склонен к «играм». Телята часто бегают друг за другом, бодаются и т. п. Большинство зубров жило стадами. Взрослые самки с телятами и животными обоего пола до 2—3 лет на Кавказе ходили группами по 6—8, реже 10—15 голов. Взрослые самцы держались обособленно, но тоже чаще встречались группами, хотя и менее крупными (3—4 головы).

Стада пр 20—30 голов, по-видимому, были случайными скоплениями; чаще всего их отмечали на солонцах (Башкиров, 1939 и др.). В Беловежской Пуще в стадах обычно бывало не более 15—18 голов, чаще меньше; старые самцы нередко ходили поодиночке.

Карцов (1903) упоминает, что «прежде» стада зубров достигали 40—50 голов; правильность этого представляется нам сомнительной. Стадность была выше зимой (Карцов, 1903; Динник, 1910), а также в период гона. В часы массового лёта слепней зубры в Пуще иногда сбивались в группы до 30—50 голов, но потом эти скопления распадались (Врублевский, 1927).

Старые самцы оставались в стадах самок в основном только на период гона, немногие еще дольше. Врублевский (1927) считает, что в некоторых случаях самцы проводили гон из года в год в одних и тех же стадах самок. Стада самцов на период гона распадались. В относительно крупных группах зубров, состоящих из нескольких взрослых самок, телят и животных до 2—3 лет обоего пола, хорошо были выражены «иерархические» отношения (Карцов, 1903), при которых главенствующее положение в стаде в отношении доступа к корму обычно имела одна и та же взрослая самка.

Подобные особи обычно назывались «вожаками». Аналогичное поведение животных отмечено Крайновой (1947) у зубров Кавказского заповедника. Карцов (1903), Филатов (1910) и Врублевский (1927) считали стадо зубров по его составу большой разросшейся «семьей». Фактическими данными это не было подтверждено и, по-видимому, не соответствовало действительности.

Тщательные наблюдения над бизонами показали, что в подобном стаде, вопреки распространенному мнению, группировки обычно носят не «родственный» характер, и их нельзя рассматривать, как большие разросшиеся семьи. «Родственными отношениями» обычно связаны только самка и молодой теленок, в некоторых случаях также и годовалый (Мак-Хью, 1958).

Литература. В. Г. Гептнер, А. А. Насимович, А. Г. Банников. Млекопитающие Советского Союза, том первый. Парнокопытные и непарнокопытные. Под редакцией В. Г. Гептнера и Н. П. Наумова

AOF | 07.10.2022 16:41:35