Обыкновенный морской зуек

Распространение Ареал. В Европе на север до южн. Англии (Кент), южн. Норвегии (к северу до 59° с. ш.), юго-зап. Швеции, южн. Эланд, о-в Рюген, польское Поморье (Померания), но во внутренних частях материка не гнездится, придерживаясь морских берегов и некоторых соленых озер; на юг до южных частей Пиренейского п-ова, Балеарских о-в; южн. Франция, Корсика, Сардиния, Сицилия, Италия и в Австрии (озеро Ферто), в Венгрии и Югославии (Черногория), возможно в Греции, в Турции, на Кипре, в Болгарии и Румынии, на побережьях Черного и Каспийского морей (редок здесь); Кавказ. В Африке—Азорские и Канарские о-ва, Порто-санто, о-ва Зеленого мыса, Мадейра и сев. Африка к югу до соленых озер сев. Сахары (но вопрос о гнездовании в Триполи остается еще неясным), Сирия, Палестина, Малая Азия, южн. Аравия, берега Персидского залива, Месопотамия и Иран, Белуджистан и Синд.

Обыкновенный морской зуек

Опуская пока распространение в Советском Союзе и переходя в Центральную Азию, мы встречаем морского зуйка в Кашгарии, где он возможно гнездится (Судиловская, 1936), Монголии, Манчжурии, Корее и на Японских о-вах, хотя на последних он уже не гнездится. В СССР область распространения начинается узкой полосой по берегам Черного моря (гнездится по-берегам лиманов у Одессы, Браунер, 1894), включая Крым, где морской зуек, очевидно, гнездится по соленым озерам западной части Крыма (Никольский, 1892) и в довольно значительном количестве гнездится по островам на берегах и по островам Сиваша, далее берега Азовского моря (Белосарайская коса и Долгая коса, Боровиков, 1907) и частично Кавказ.

На Кавказе морской зуек довольно обыкновенен в окр. Кизляра и Туши-ловки (вероятно гнездится), но в Закавказье бывает, видимо, только на пролетах. В небольшом количестве морской зуек гнездится посев. Каспию, от Волги до Урала по соленым хакам и самосадочным озерам.

Восточнее Урала и Каспия область распространения морского зуйка в СССР сильно расширяется и, так как на юге он почти повсеместно доходит до государственных границ СССР, достаточно очертить северную границу его распространения, которая в Зап. Сибири проходит примерно по 50 параллели. На левобережье Урала она начинается у верховьев Хобды; самыми северными нахождениями морского зуйка можно назвать урочища Джаман-уркач, озеро Билькопа, соры, группирующиеся около Клим-джайгана и Кара-тургая.

Далее эта птица встречена во многих местах Карагандинской обл., а в Тениз—Кургальджинской впадине даже многочисленна, здесь граница распространения проходит севернее Караганды (зуек гнездится на соленом озере Ащи-куль севернее этого города, Долгушин, 1938), севернее Кара-сора и охватывает с востока соленые озера полупустыни между Каркаралинском и Семипалатинском (в небольшом количестве морской зуек гнездится у Семипалатинска, Хахлов и Селевин, 1928), отсюда граница спускается на юг, и область распространения морского зуйка опять сужается.

Морской зуек гнездится у Ала-куля, в Чиликтинской степи у Тарбагатая„ в Зайсанской котловине и у устья Кальджира на Черном Иртыше (Сушкин, 1938), южнее этой границы морской зуек гнездится во многих подходящих местах, его нет только в горной области Тянь-Шаня и Памиро-Алая, пови-димому, он отсутствует во всем Таджикистане. Восточнее Алтая морской зуек появляется в Тувинской обл. (гнездовая область его обходит Алтай с юга) и на Алтайском озере—одном из соленых озер Абаканской степи (Сушкин, 1914).

Еще восточней морской зуек гнездится в степях Даурии между Ононом и Аргунью. Наконец морской зуек гнездится на морском побережье в южной части Приморья (не доходя к северу до Судзухинского заповедника), где, согласно Шульпину (1936), встречаются уже особи, переходные к южному подвиду dealbatus. Случайно залетный экземпляр добыт в 1911 г. (21 ноября) на о-ве Беринга. Известны три случая залета в Калининградскую обл.

Зимует этот подвид морского зуйка в Африке к югу от Сахары и до Капской Земли (в небольшом количестве и севернее экваториальной Африки), в Аравии, Индии, на Мекранском побережье, в Белуджистане, Индии, на восточных берегах Китая и на Малайском архипелаге.

Характер пребывания. Гнездящаяся перелетная птица, как и у большинства куликов, в ряде мест держится также летом и некоторое количество негнездящихся птиц. В средиземноморских странах этот подвид уже частично оседлый.

Даты. Сведений о сроках сезонных перемещений имеется очень мало. В Зап. Закавказье морской зуек появляется с начала апреля и держится до начала мая (Вильконский, 1897), в Дагестане в мае это уже обыкновенная птица, в Крым и на побережье Азовского моря прилет отмечается в начале апреля, в первой декаде апреля появляется и в Черноморском заповеднике.

В Туркмению в район Гассан-кули прилетает в первой половине марта, восточнее, по наблюдениям Радде и Вальтера (1889), в середине и второй половине апреля, но это вероятно запоздалые даты, так как в начале апреля птицы появляются уже в долине нижнего течения Сыр-Дарьи (Спан-генберг и Фейгин, 1936). Во второй половине апреля появляется у сев. берегов Аральского моря и много позже у берегов Каспия, где первый зуек был замечен на Карапаспаке в середине мая (Бостанжогло, 1911).

В начале мая появляется у Кокджиды на Эмбе (первый экз. 30 апреля), несколько позже в низовьях Иргиза (первый в 1898 г.—10 мая), заканчивается пролет здесь в самом начале июня (4 июня); в Семиречье первый прилетный экземпляр встречен на Аягузе Никольским 19 апреля. В Забайкалье появляется в мае (Даурия), в Приморье—в конце апреля.

Осенний отлет происходит весьма постепенно и незаметно. Сроки его, в сущности, не выяснены. В области верхнего течения Иргиза последние морские зуйки встречены Сушкиным (1908) 22 августа, в Туркмении Радде и Вальтер (1889) наблюдали начало осеннего пролета в Узун-ада 6 и 7 сентября 1886 г., однако птицы здесь у юго-вост. Каспия многочисленны и в октябре, и наблюдались в 1947 г. Дементьевым в середине декабря. В Зап. Закавказье пролет происходит, повидимому, в два срока: в конце июля и, в значительно большем числе, с 10 по 24 сентября (Вильконский, 1897).

Летят морские зуйки одиночно или небольшими стайками (Зарудному, 1916, удалось наблюдать на Аральском море—о-ва Уялы и Меньшикова— молодых и взрослых зуйков стаями до полутораста штук, но это было в середине июля и, следовательно, не относится ко времени пролета). Во время пролета птицы придерживаются отмелей рек и песчаных берегов пресноводных озер. Изменение зуйками местонахождений (перекочевка на солончаки) дает возможность судить о времени прекращения валового пролета.

Биотоп. Твердые солончаки с солянками по берегам озер, все равно пресных или соленых (на последних зуек все же более многочисленен), реже сухие глинистые пространства, удаленные от воды иногда до километра или более. В Семиречье — мокрые солонцеватые пространства около воды, берега соленых или солоноватых озер, почти превратившиеся в солонцы высыхающие озера.

Населяет и песчаные берега Балхаша, но большей частью такие места, где вода замкнутых заливов озера более или менее засолена (Шнит-ников, 1949). Зарудный (1916) говорит о гнездовании его по солонцеватым пространствам, покрытым приземистой и невысокой травянистой растительностью, среди более или менее обнаженных площадей. Как правило, живет в низменных местах, и редко поднимается до высоты 2000 м над уровнем моря (озеро Сары-куль, Шнитников, 1949). На пролете придерживается береговых отмелей рек и озер.

Экология. Размножение. Почти тотчас по прилете переходит на свои гнездовые местообитания, с отмелей на солончаки, и приступает к спариванию. Самец носится вокруг самки колеблющимся полетом наподобие крачек, полетав некоторое время, плавно садится к самке, но последняя отбегает тем временем довольно далеко.

Самец, распушив оперение, бежит за ней, догоняет и только останавливается, как самка уже опять далеко; иногда подобная беготня сопровождается песней. Эти игры продолжаются с небольшими перерывами весь день. Драк между самцами, повидимому, не бывает (Сушкин, 1908).

Гнездовый период, по наблюдениям Спангенберга (1936, Сыр-Дарья), начинается с конца апреля и начала мая, захватывая июнь и первую половину июля, т. е. два с половиной месяца. Одновременно можно находить гнезда с яйцами в разной степени насиженности: с 19 по 25.V.1927 на озере Тели-куль были найдены полные кладки, довольно сильно насиженные, 30.VI. 1928 в окр. озера Камышлы-баш—две кладки с проклюнувшимися птенцами, а одна с сильно насиженными яйцами, 8.VI.1928 в окр. Аральска из обнаруженных 40 гнезд только несколько кладок содержали насиженные яйца, в остальных яйца были совершенно свежими.

У озера Чулак-челкар (Карагандинская обл.) Долгушин (1938) находил свежие яйца 1 июня, первых молодых—14 июня, но это, возможно, запоздалые выводки в связи с поздней весной того года, так как Лавров (1930) находил пуховичков по солончакам Кургальджина уже 22 мая. В области верхнего течения Иргиза пуховички с едва пробивающимися перьями по бокам груди найдены Сушкиным 1 августа, а вполне самостоятельный лишь с несколько недоросшим первым маховым—22 августа. В Семиречье яйца обнаружены в первой половине мая (например 19.V.1911), в конце июля встречаются как разбившиеся выводки (12.VII.1912), так и птицы, которые ведут себя как при птенцах (28.VII.1914, Шнитников, 1949). В Кызыл-Кумах «отводившие» пары отмечены 14—17 июня в оазисе Тамды (Зарудный, 1915).

Полные кладки с совершенно свежими яйцами найдены на о-вах Ак-басты и Куз-джипес (Аральское море, Зарудный, 1915) 5 и 6 июля, это очень поздние даты, так как 20—25 июня в окр. Бугу ни часто уже можно было видеть молодых во вполне развитом первом оперении. На взморье в зал. Кара-Богаз в первых числах апреля 1939 г. много морских зуйков уже держалось парочками на гнездовых участках и имели в яйцеводах созревшие желтки, одновременно встречались еще одиночные пролетные птицы и их стайки (Исаков-и Воробьев, 1940), в начале июня (у Чикишляра) многие молодые уже летают.

В Приморье самка при кладке в 2 яйца (следовательно, неполной) добыта Тачановским (1893) в Сидеми 15 мая, но у самца, добытого 1 .VI.44 Белопольским, семенники не вполне развиты. Семья с 4 пуховичками найдена Штег-маном (1929) в Даурской степи 26 июня.

В Европейской части СССР сведений о размножении морского зуйка еще меньше. Сильно насиженные кладки найдены на Долгой косе (Азовское море* Боровиков, 1909) 15.VI.1902, а на Сиваше (Сеницкий, 1898) гнездо сЗ сильно насиженными яйцами и одним пуховичком рядом — 23 мая. В дельте Волги 17.VI.28 найден выводок с пуховичками вероятно однодневного возраста 18 июня добыта самка с совершенно готовым к сноске яйцом в яйцеводе (Воробьев, 1936). На Сев. Кавказе самки с вполне развитыми яичниками добывались в мае (Беме, 1925), но птицы держались в это время еще небольшими стайками.

Гнездо морского зуйка представляет собой плоскую небольшую ямку в поперечнике около 55—85 мм, обычно хорошо скрытую в кустиках солянок там, где нет их сплошного покрова, но бывают (в гнездовых колониях малой крачки) и открыто расположенные. Гнездовая ямка может быть выстлана стебельками (Крым, Сеницкий, 1898) или не иметь подстилки, но края ее нередко бывают «украшены» мелкими раковинами.

Яйца по наблюдениям Долгушина в Бетпак-дала (1938), бывают видны только наполовину или даже менее, так как все промежутки между ними засыпаны обломками сухих стебельков солянок и их трухой. Яиц в кладке 3, но Сеницкий (1898) указывает для Крыма 4 яйца в полной кладке, то же отмечено и Штегманом для Даурии; в Зап. Европе бывает и 2 (Нитхаммер, 1942).

Форма яиц обычная для всех зуйков, цвет красновато-желтый, нередко переходящий в оливково-бурый, с черно-коричневыми, более или менее равномерно расположенными точками, штрихами и пятнышками.

Размер яиц: (17) 30,6—33,0x21,7—23,2лш, один раз 21,7x23,2 мм (Спан-генберг и Фейгин, 1936) и (6) 31,3—34x23,2—24,0, в среднем 32,1 х 23,4 мм (Зарудный, 1916, Аральское море). Средний вес (32) 8,79 г (Дитрих, 1928).

Длительность насиживания—24 дня или немного больше (Нитхаммер, 1942). Во время насиживания птица вылетает навстречу человеку и «отводит» от гнезда и птенцов, при этом нередко сначала с большой быстротой бежит навстречу человеку, потом взлетает и круто поворачивает назад. Только что вылупившиеся птенцы прекрасно затаиваются на совершенно ровной поверхности песчаного берега или на солончаке, с которым окраска их в высшей степени гармонирует; обнаружить птенцов удается благодаря их писку, похожему на писк мыши; преследуемые пуховички бегают необычайно быстро.

Линька. Схема соответствует линьке галстучника, подробности не изучены.

Питание. Птицы, добытые у Кара-Богаз с 15 ноября по 31 декабря, имели в желудке главным образом раковины мелких моллюсков (преимущественно разные виды рода Hydrobia, в небольшом количестве Dreissena и Cardium edule), затем бокоплавов и кусочки водорослей (вегетативные части Zostera), механических примесей в желудках не найдено, за исключением иногда осколков раковины кардиум и в одном случае тонкой резинки длиной около 40 мм (Исаков и Воробьев, 1940). Сеницкий (1898) по летним экземплярам из Крыма отмечает питание морского зуйка насекомыми, тиной («если не ошибка») и отмечает нахождение в желудках иногда камешков. Волчанецкий (1937) в качестве пищи зуйка называет мух.

Полевые признаки. Очень напоминает малого зуйка, но несколько крупнее, кроме того, отличается от обыкновенного зуйка несколько более высокой посадкой на ногах, более коротким туловищем, непропорционально большой головой и грубоватым клювом. В бинокль довольно хорошо видна рыже-ватость на зашейке, разрыв в черной окраске зоба (два темных пятна). При солнечном освещении окраска его настолько приближается к цвету солончаковой (да и песчаной) почвы, что скорее можно разглядеть тень от спокойно-сидящей птички, чем самого зуйка. Бегает очень быстро, часто и неожиданно останавливается и меняет направление, спугнутый отлетает недалеко и снова бежит.

Описание. Размеры и строение. По общему складу тела типичный зуек. Длина тела самцов (14) 161—186, самок (9) 165—182, в среднем 176,6 и 172,3 мм; размах самцов (14) 332—370, самок (9)348—360, в среднем 355 и 352 мм; длина крыла самцов (47) 103—113, самок (27) 101 —113, в среднем 107,1 и 105,5 мм; клюв самцов (20) 14—16, самок (20) 14,5—14,6, в среднем 15,3 и 15,9 мм; цевка самцов (20) 27—31, (20) 27—31,5, в среднем 29,8 и 29,4 мм. Вес самцов 35,5—38 и 41,5 г, вес самки 47,5 г.

Окраска. Пуховой птенец очень напоминает птенца малого зуйка, но основной тон у него несколько сероватее, не столь песочного цвета, на спинной стороне в середине спины ясно выражены черные пятна. Черный цвет на верхней стороне головы менее определенный, 4ем у пуховичка малого зуйка.

Молодая птица в общем похожа на самку, но темные перья в оперении имеют резко выраженные рыжие вершинные каемки.

У взрослого самца в брачном наряде спинная сторона тела песочно-дымчато-бурая. Надхвостье и хвост несколько темнее спины. Задняя часть темени и затылок рыжеваты, передняя часть темени, уздечка и часть кроющих уха черные. Брюшная сторона тела белая, белый цвет идет также кольцом вокруг шеи по спинной ее стороне. По бокам зоба по большому черному пятну.

Маховые темнобурые, ствол 1-го махового белый, на большинстве других первостепенных маховых белый цвет тоже есть, на некоторых из внутренних первостепенных Маховых белый цвет распространяется и на наружные опахала. Внутренние второстепенные маховые (за исключением удлиненных, одноцветных со спиной) имеют много белого.

Внутренние первостепенные и второстепенные.маховые имеют обычно тонкую концевую белую полоску. Крайние рулевые перья белые, средняя пара—темнобурая. Радужина темнокоричневая, клюв черный, цевка спереди свинцово-серая или красновато-серая, пальцы шиферные. Самка отличается от самца менее интенсивным рыжеватым цветом на голове, отсутствием ясно выраженного черного цвета на голове и тем, что пятна по бокам зоба у нее бурее.

Зимний наряд взрослых птиц сходен с летним нарядом самки, но птицы сверху несколько темнее и у самца можно заметить намеки на черные цвета на голове.

Основная литература. Птицы Советского Союза. Том III. Под общей редакцией Г. П. Дементьева и Н. А. Гладкова

AOF | 21.03.2023 14:48:10