Скандинавская серебристая чайка

Распространение Ареал. Гнездится в области Балтийского моря — в Латвии, Литве, Эстонии, по берегам Ботнического и Финского заливов, по озерам Финляндии, в сев. Норвегии (к югу до Христианзунда, на западном берегу), на Мурмане и по берегам Белого моря, на Ладожском и Онежском озерах. В негнездовое время встречена на берегах Северного моря и на о-ве Гельголанд, в Дании, в Калининградской обл., в Швеции, Норвегии, в Англии и Шотландии.

По всей вероятности к этому же подвиду относятся залетные птицы, добытые на о-ве Медвежьем (Кениг, 1911), на Ян-Майене (Фишер, 1883) и в Гренландии (Херринг и Саломонсен, 1941). Залетная птица во втором брачном наряде добыта на о-ве Колгуеве летом 1932 г. На пролете чайки эти встречены в Ленинградской и Псковской обл. (на Талаб-ском озере, Зарудный, 1910), залетает до Калининской обл. (Третьяков,

Серебристая чайка
Авторство: Dion Art. Собственная работа, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=122371250

Научная классификация

Домен: Эукариоты
Царство: Животные
Тип: Хордовые
Класс: Птицы
Отряд: Ржанкообразные
Семейство: Чайковые
Род: Чайки

Вид: Скандинавская серебристая чайка
Международное научное название
Larus argentatus omissus Р1еskе

1940). Отдельные особи зимуют на Мурмане. С образованием Рыбинского водохранилища в 1949 г. серебристые чайки стали гнездиться на территории Дарвиновского заповедника. В 1949 г. их было три пары. Добытая старая птица передана Немцовым в Зоологический музей Московского университета.

Характер пребывания. Часть птиц проводит зиму в море в пределах гнездовой области (Прибалтика, Мурман), большинство же откочевывает на запад и юго-запад (см. выше).

Даты. На юге ареала в СССР (в Эстонии) на местах гнездовья появляется в начале апреля, весенний пролет там продолжается до середины мая; начинает покидать гнездовья на Балтике со второй половины июля, но кочующих и пролетных птиц можно встретить еще до ноября (сообщение Кумари). На вост. Мурмане—на «Семи Островах»—серебристые чайки появляются в конце февраля—начале марта. Так, в 1939 г. первые чайки отмечены 27 февраля, довольно много чаек было 5 марта, валовой прилет происходил 22 марта.

В 1941 г. первая чайка встречена 5 марта. Отлет с гнездовий отмечается в конце августа—первой трети сентября, причем отлетают одновременно и старые, и молодые птицы. Отдельные особи задерживаются до первой половины октября. На пролете у Талабского озера в Псковской обл. весной встречаются в апреле, осенью —в сентябре—октябре (Зарудный, 1910). Холостая птица во втором брачном наряде добыта летом 1932 г. на о-ве Колгуеве (в Зоологическом музее Московского университета).

Результаты кольцевания. Серебристые чайки в СССР кольцевались на Соловецких о-вах в Белом море и на «Семи Островах» у вост. Мурмана.

Птицы, окольцованные птенцами на Соловецких о-вах добыты в сентябре того же года в Норвегии, Дании, Шведской Лапландии, Финляндии; в октябре—в Калининградской обл. (Росситтен) и в Дании; в ноябре — у Лиепая в Латвии, в Швеции и в Дании; в январе и в марте—в Дании; в апреле — в Норвегии. Летующие птицы на второй год жизни (это подтверждает, что годовалые серебристые чайки не размножаются) добыты в июле в Дании, в августе в Дании и Норвегии.

Взрослые птицы добыты: одна—через пять лет после кольцевания в Кильской бухте, в марте, другая через три года в Швеции—в октябре, третья через два года у о-ва Гельголанд—в ноябре, четвертая на седьмой год в Дании (как сообщают—осенью). Чайка, окольцованная птенцом на Соловках 19. VII. 1930, была добыта 21. VII. 1931 на озере Гарда у Пескиера в Италии.

Чайки, окольцованные птенцами на «Семи Островах», добывались в том же году—в октябре—в Норвегии,в ноябре—в Норвегии и Швеции, в декабре— в Швеции, в январе—в Норвегии, в феврале—в Норвегии, Дании и Англии, в апреле и мае—в Норвегии. Взрослые птицы добывались на четвертом году жизни в Норвегии, в феврале — в Дании; на третьем—в Дании—в феврале, в Норвегии—весной, в Шотландии—в марте, в Швеции—в феврале.

Эти данные уже дают общее представление о характере миграций серебристых чаек из сев.-зап. частей СССР.

При этом получается впечатление, что миграция у соловецких и мурманских чаек протекает не совсем сходно. Первые откочевывают преимущественно в бассейн Балтийского моря, а вторые двигаются вдоль берегов Норвегии (а частично там и зимуют).

Кольцевание еще раз подтверждает большой консерватизм гнездования серебристых чаек. Две из окольцованных в 1940 г. на «Семи Островах» чаек были добыты там же на гнездовье в 1947 г., третья, окольцованная в 1941 г., была добыта там же, на о-ве Харлове в 1947 г. Одна из окольцованных на Соловецких о-вах в 1925 г. была добыта там же в 1928 г.; окольцованная в 1920 г. добыта там же в 1930 г. Одна серебристая чайка на Соловецких о-вах была окольцована в 1925 г., а поймана на месте кольцевания осенью 1928 г. и в июне 1938 г. (Дементьев, 1947, 1948).

Биотоп. Серебристая чайка, естественно, связана в своем распределении с наличием водоемов. Гнездится на морских побережьях—как на трудно доступных скалах (на Мурмане обычно вблизи птичьих базаров) на материке, так и на островах. Иногда и в низких местах среди валунов и гальки (Кольский залив, Спасский, 1925). Кроме того—у внутренних водоемов по озерам. В Прибалтике чайка на гнездовье держится по большим верховым -болотам (в Эстонии, главным образом, в северной и западной части страны, реже—в центральной части, по сообщению Кумари).

На пролете как у морских побережий, так и на больших внутренних водоемах. Зимовки расположены в прибрежных частях морей.

Численность. В общем высокая, хотя подвержена известным колебаниям, повидимому в зависимости от кормовых условий. Так, на «Семи Островах» в 1937 г. на о-ве Харлове гнездилось около 4 ООО чаек, а в бедном рыбою 1938 г.—только 1320 (Горчаковская). Изменения численности отмечены и в Прибалтике, где иногда гнездовые колонии—вообще говоря очень постоянные—не занимаются или занимаются сравнительно небольшим числом птиц.

Экология. Размножение. Потенциальная половая зрелость наступает в возрасте около трех лет, но большинство птиц в этом возрасте еще не приступают к размножению (сведения относительно западноевропейского подвида, Нитхаммер, 1942). Насколько пары постоянны не выяснено (на «Семи Островах» в парах держатся,повидимому,уже с прилета, в апреле). Гнездятся колониями разных размеров. На «Семи Островах» обычная плотность гнездовой колонии 5 гнезд на 100 кв. метров; максимальная—10 или 12 гнезд на такой же площади. Крупные колонии в Эстонии содержат до 50 пар, бывают и более мелкие и одиночные пары (Кумари). Расположение гнездовых колоний очень постоянно, и одно и то же гнездо используется ряд лет (с соответствующим ремонтом).

Наиболее полные наблюдения над размножением скандинавской серебристой чайки в СССР произведены на «Семи Островах» у вост. Мурмана Гор-чаковской. Гнездостроение у чаек отмечено там в середине мая. Участвуют в нем и самец, и самка. Нередко в период гнездостроения земля еще покрыта снегом. Постройка или ремонт гнезда занимает примерно три дня. Расположены гнезда обычно в углублениях под защитой бугорка или камня. Гнездовый материал составляют веточки вороницы (преимущественно), карликовой березы, злаки, иногда и водоросли. Средние размеры гнезда 50—70 см в диаметре, высота различна — от небольшой ямки до 27 см\ лоток около 25 см в диаметре.

Время кладки варьирует географически. В Эстонии полные кладки из трех яиц встречаются в конце апреля—начале мая (т. е. примерно в то же время, как у западноевропейского подвида L. a. argentatus в Германии и Англии), но на Мурмане позднее, со второй половины мая. У Кольского залива—между 15—27 мая (Спасский 1925), на «Семи Островах»—во второй половине мая—начале июня (Горчаковская).

Полная кладка, найденная там, состоит из трех яиц, редко бывает четыре, иногда два. Среднее число яиц в кладке колеблется, повидимому, по годам в связи с кормовыми условиями (обилие рыбы). Кладки серебристых чаек нередко гибнут по разным причинам, и тогда Птица несется вторично. В Эстонии дополнительные кладки из одного—двух яиц отмечаются до конца мая (Кумари). На «Семи Островах» во вторичных кладках бывает и три яйца; там отмечены и третьи (конечно дополнительные, взамен утраченных) кладки из двух яиц (Успенский, 1941).

Окраска и форма яиц сильно варьирует. Общий тон скорлупы или коричневый, или коричневато-оливковый, изредка голубой. По этому фону разбросаны темносерые глубокие пестрины и темнобурые или черноватые поверхностные пятна и черточки, обычно сгущающиеся у тупого конца яйца. Размеры яиц (96) 65—81 x41—54 мм, в среднем 72,7x49,6. Средний вес всей кладки, состоящей из трех яиц, по отношению к весу самки составляет (18) 20,6%. Вес яиц (42) 82—113,5, в среднем 98,6 г (« Семь Островов», Горчаковская). Размеры яиц финских серебристых чаек (30) 65,5—82x44,1 — 52,2 мм (Хортлинг, 1931).

Промежуток между откладкой яиц в среднем два дня, иногда три или только одни сутки. Насиживание начинается с откладки первого яйца, в нем принимают участие оба родителя, но самка—заметно большее. Продолжительность насиживания 28—29 дней (Горчаковская; у западной серебристой чайки, по Уайзерби, 1941—25—27 дней, по Нитхаммеру, 1942—в среднем 26 дней; реальность этих различий требует проверки). Вылупляются птенцы на Мурмане во второй половине июня (это нормальный срок; раннее вылупление отмечено Спасским, 1925—11 июня; позднее—Успенским, 1941—7 июля).

Вес только что выклюнувшихся птенцов значительно колеблется, как и величина яиц: от 49 до 65 г (Горчаковская). Терморегуляция устанавливается у них на второй день жизни. Очень рано—иногда уже в возрасте одного—двух дней—птенцы выбираются из гнезда и держатся вблизи от него. Участие родителей в выкармливании птенцов требует выяснения. По одним наблюдениям, кормят их оба родителя, по другим—только самец. Последнее во всяком случае верно относительно времени, когда птенцы несколько подрастут (Гете, 1937). Чайки кормят птенцов отрыгиваемой перед ними пищей.

Пеньки на плечах начинают появляться у мурманских чаек на 12-й день жизни, а в возрасте 40—42 дней оперившиеся птенцы (маховые и рулевые у них в это время еще неполной длины) становятся на крыло (Горчаковская). Первые летные на «Семи Островах» отмечены в конце июля (28 июля, Успенский, 1941), но большинство становятся летными в разные числа августа Весь август родители держатся еще с молодыми.

В соответствии с более ранним началом размножения, в Эстонии серебристые чайки становятся на крыло с начала июля и вскоре после этого покидают гнездовые места и перемещаются на морские побережья (Кумари).

Таким образом, на Мурмане гнездовый период отдельной пары составляет 68—71 день (28—29 дней насиживания и 40—42 дня выкармливания).

Линька. Последовательность смены нарядов: пуховой—птенцовый (гнездовый)—первый зимний—первый брачный—второй зимний—второй брачный и т. д. Первый зимний наряд надевается в результате частичной смены мелкого оперения в первую осень жизни. В дальнейшем чайки имеют две линьки в году: частичную предбрачную зимой и весной и полную (включая маховые и рулевые) послебрачную во второй половине лета—осенью. Точная датировка сроков линьки затрудняется малочисленностью добытых в зимнее время особей.

В середине апреля на Мурмане взрослые птицы находятся >в брачном наряде, предбрачная линька у них закончилась (старые перья имеются у птиц в промежуточных нарядах, неполовозрелых, у которых, повидимому, линяние протекает более растянуто). До середины июня начала послебрачной линьки установить нельзя. Во второй половине июня послебрачная линька начинается и к концу этого месяца захватывает все мелкое оперение, смена которого кончается во второй трети июля. Во второй трети июня начинается и смена задних первостепенных маховых (двух пар). Во второй половине июля линька маховых доходит, примерно, до половины (шестое и пятое, не считая первого рудиментарного).

В конце августа встречаются особи, сменяющие четвертое маховое. Передние первостепенные маховые и рулевые линяют после отлета, и точных данных о датах их смены у нас нет

Питание. Серебристая чайка—всеядная птица. Основной кормовой биотоп—литораль. Здесь чайка добывает моллюсков, иглокожих, крабов, мелкую рыбу и мальков крупных видов рыб и т. п. Кормится она также отбросами рыбного промысла, падалью и т. д. В годы обилия леммингов в Лапландии—в значительной мере леммингами. Из рыб на «Семи Островах» в качестве пищи серебристой чайки отмечена песчанка, мойва, сельдь, живородящая бельдюга.

Кроме того, чайка кормится насекомыми, яйцами и птенцами разных видов птиц (уток, гаг, кайр, моевок, реже гагарок). Также ягодами (вороница, черника, морошка, гонобобель, особенно весной и осенью). Птенцы в основном выкармливаются на Мурмане рыбой (Модестов, 1939). Трофические связи серебристой чайки, таким образом, варьируют географически (см. ниже, о других подвидах). Что касается практического значения этой чайки, то можно сказать, что считать ее сколько-нибудь серьезным вредителем рыбного хозяйства не приходится, но она может наносить некоторый ущерб колониально-гнездящимся птицам, селясь на северных птичьих базарах.

Полевые признаки. По размерам эта чайка несколько меньше большой морской чайки, бургомистра и черноголового хохотуна. Окраска взрослых птиц характеризуется сизой мантией, белыми головой, хвостом и брюшной стороной, маховыми с черной предвершинной полосой и белыми вершинами, иными словами, окраска этой чайки—типичная для чаек рода Larus.

Молодые чайки очень похожи на сизых чаек—серо-бурые со светлыми отметинами на спинной стороне, белые на брюшной, с темнобурыми маховыми и с темнобурым с белыми пестринами хвостом. Как и другие чайки, связана с водоемами. Хорошо ходит по земле, держа при этом туловище почти горизонтально. Сидит и отдыхает обычно на скалах, земле, в редких случаях на деревьях (например, на соснах в Эстонии, по сообщению Кумари). Превосходно летают, обычно с равномерными легкими взмахами крыльев, но иногда и парят, пользуясь воздушными потоками. На полете обычно держат ноги вытянутыми кзади или опущенными вниз. Хорошо плавают, ныряют же лишь в виде исключения. Держатся обычно стаями и группами, гнездятся колониально. Голос разнообразный. Чаще всего птица, закидывая голову, издает хохочущий звук вроде «кьаау-кьаау». Другие звуки—предостерегающие, при брачных церемониях, при испуге, при нападении и т. д. (Гете, 1937).

Описание. Размеры и строение. Формула крыла, как у других чаек: первое первостепенное маховое рудиментарно и равно примерно 2/3 кроющих кисти; 2>3>4... Передние второстепенные маховые укорочены. Хвост прямой, состоит из 12 рулевых. Голень обнажена в нижней четверти, цевка сильная, спереди покрыта поперечными пластинками, сзади—чешуйками. Задний (первый) палец развит слабо и прикреплен выше передних, передние пальцы соединены перепонками, на крае выемчатыми.

Длина тела самцов (30) 590—680, самок (18) 550—690, в среднем соответственно 633 и 595 мм. Размах крыльев самцов (29) 1300—1567, самок (18) 1200—1520, в среднем соответственно 1442,8 и 1371,7 мм. Длина крыла самцов (32) 400—470, самок (19) 400—455, в среднем соответственно 443,4 и 423,4 мм. Длина хвоста самцов (15) 170—221, самок 165—200, в среднем 195,6 и 184,8 мм. Длина клюва самцов (16) 50—65, самок (14) 48—57, в среднем 55,5 и 52,8 мм. Вес самцов (29) 909—1495, самок (18) 945—1385, в среднем 1246,5 и 1069,4 г (Горчаковская, по экземплярам с «Семи Островов»).

Окраска. Пуховой птенец. Пух густой и длинный. Общая окраска спинной стороны бледносерая с шелковистым блеском, лоб и щеки светлее, беловато-охристые; на лбу продольная черноватая полоса, на темени и затылке—продольные штрихи и пятна того же цвета (на затылке они бледнее); крылья бледносерые с охристым оттенком; на спине, плечах неясный темный продольный рисунок из серовато-буроватых пестрин; черноватые пятна на уздечке, над глазом, у разреза клюва и в области уха; брюшная сторона сероватая, середина груди и брюха беловаты, на зобе—явственный охристый оттенок, варьирующий по интенсивности у разных особей. Клюв черный с сероватожелтой вершиной, ноги серовато-мясного цвета; радужина черновато-бурая.

Гнездовый (птенцовый) наряд. Спинная сторона серовато-бурая со светлыми беловатыми каемками перьев, особенно развитыми на плечевых, кроющих крыла, пояснице; надхвостье беловатое с темнобурым поперечным рисунком; первостепенные маховые черновато-бурые с сероватыми полями и светлыми отметинами у вершин задних перьев; кроющие кисти и крылышко такого же цвета, как первостепенные маховые; второстепенные маховые с белыми стволами, черноватым наружным опахалом, светлым с пестринами внутренним опахалом и светлой вершиной; рулевые белые с черным мраморным поперечным рисунком в основной части, с черной предвершинной полосой и узкой белой вершинной каймой; темная предвершинная полоса относительно узкая и занимает не более четверти (приблизительно) длины рулевых; щеки серовато-бурые с беловатыми отметинами; брюшная сторона охристо-беловатая с неясными серовато -бурыми отметинами особенно развитыми на боках зоба и туловища и почти незаметными на горле, середине зоба и груди; подкрылья бурые с беловато-охристыми мелкими крапинами.

Клюв черный с более светлым основанием, ноги бледного сероватомясного цвета, радужина бурая, края век серовато-бурые. От западно-европейской L. а argentatus описываемая чайка в гнездовом наряде отличается меньшим развитием темного рисунка на хвосте, но более темной окраской брюшной стороны.

Взрослые самцы и самки в брачном наряде. Голова, шея, поясница, хвост, вся брюшная сторона тела белые. Мантия бледно сизо-серая, плечевые с белыми краями перьев; первостепенные маховые с сероватым полем в основной части, имеющем разное распространение на разных перьях, с черной предвершинной перевязью и белой вершиной, на втором и третьем маховых имеется еще белое пятно на предвершинной части пера; второстепенные бледносерые с белыми вершинами. Клюв яркожелтый с красным пятном на выступе нижней челюсти и с беловатой вершиной, ноги бледного мясного цвета, радужина лимонно-желтая, края век оранжевые.

В зимнем наряде на голове, задней стороне шеи, иногда на зобе серовато-бурые продольно вытянутые пестрины.

Гнездовый наряд соединяется с окончательным (четвертым) нарядом рядом переходов, причем эти переходные наряды характеризуются значительной индивидуальной изменчивостью.

В первом зимнем наряде, надеваемом после частичной смены гнездового наряда, от последнего сохраняется все крупное оперение, голова и шея становятся светлее, беловатые отметины на них занимают большее место, на мантии перья становятся бледнее.

В первом брачном наряде, надеваемом в возрасте несколько менее года после второй частичной линьки, голова и шея становятся беловатыми с темными буроватыми отметинами, перья мантии, оставаясь пестрыми, приобретают серый оттенок; зоб и грудь беловаты, но еще испещрены. Маховые и рулевые—от гнездового наряда.

После первой полной линьки в возрасте около 15—16 месяцев надевается второй зимний наряд. Темные бурые пестрины еще сокращаются, но все же развиты на голове и шее больше, чем у взрослых; мантия становится серой с большей или меньшей примесью темных буроватых наствольных пестрин; брюшная сторона белая с слабо развитыми бледнобурыми пестринками; первостепенные маховые—передние—темнобурые, на втором иногда беловатое предвершинное пятно, шестое—восьмое маховые бурые с тонким темным мраморным рисунком и белой с пестринами предвершинной полосой, а также с белой вершиной, задние бледнобурые или сероватые с темным мраморным рисунком и белым пятном на вершине;

второстепенные маховые грязносерые с бурыми пестринами с беловатыми вершинами; рулевые с узкой каймой белого цвета на вершине, с широкой черной предвершинной перевязью и с густым темным поперечным черноватым рисунком по белому фону в основной части пера; темные пестрины на рулевых менее правильны, чем в гнездовом наряде, боковым перьям они часто придают характер мелкого мраморного рисунка; хвост у некоторых особей кажется более темным, чем в гнездовом наряде, так как белый фон оперения основной части рулевых менее выделяется или скрадывается мраморным темным рисунком. Ноги становятся бледно серовато-мясными, радужина желтоватой или желтовато-бурой, клюв буровато-красноватый у основания, черный у вершины.

Второй брачный наряд (после частичной смены мелкого оперения) отличается от второго зимнего тем, что серого цвета на спине больше, а бурого меньше, иногда нет вовсе; брюшная сторона почти белая с немногими темными пестринами. Рулевые и маховые те сменяются, остаются от второго зимнего наряда. Клюв и ноги светлеют.

В третьем зимнем наряде после полной линьки птицы становятся сходными со взрослыми, но на крыльях среди кроющих имеется обычно примесь бурого цвета, на хвосте остатки бурых пестрин, особенно на наружных опахалах рулевых, белые вершины первостепенных маховых менее развиты. Черный рисунок имеется на передних 5, иногда 6, первостепенных, вершина первого видимого (2-го) и махового чистобелые. Эти особенности окраски маховых и рулевых и отличают третий брачный наряд.

Клюв желтоватый с буроватой перевязью у ноздрей, радужина желтая, края век бледнобурые с красным оттенком* Ноги у птиц из Прибалтики и Мурмана серовато-мясные, у птиц из Финляндии, с Ладоги и Белого моря—бледножелтые (у западно-европейской формы ноги всегда серо-мясного цвета). В окончательном наряде от западно-европейских L. a. argentatus эта форма отличается заметно более темной окраской мантии, но меньшим развитием темного рисунка на первостепенных маховых.

Основная литература. Птицы Советского Союза. Том III. Под общей редакцией Г. П. Дементьева и Н. А. Гладкова

AOF | 23.03.2023 19:56:01