Враги и болезни горных баранов

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты, динамика численности. В большинстве районов главным врагом диких баранов являются волки. Спасаясь от них, бараны обычно выбегают на открытые участки местности с более или менее плакорным рельефом, где стремятся развить максимальную скорость (Огнев и Гептнер, 1929; Денисов, 1935; Егоров, 1955), реже — ищут спасение в скалах.

По Звереву (1948), подростки обоего пола и взрослые самки архаров могут бежать со скоростью до 60 км в час1, более тяжелые взрослые самцы с огромными рогами — не более 50 км в час; скорость бега волка—около 45 км в час. Как следствие такого соотношения, от волков, особенно в снежные зимы, значительно чаще погибают взрослые самцы, чем самки, тем более, что первые нередко бывают сильно истощены после гона (Колосов, 1939; Цалкин 1951; Слудский, 1956).

Отмеченная закономерность, очевидно, в наибольшей мере свойственна крупным расам баранов, среди которых половой диморфизм .в общих размерах и размерах рогов особенно сильно выражен. О размерах хищнической деятельности волков можно судить по тому, что в некоторых районах Западного Памира в многоснежную зиму 1950 г. от волков погибло около 20% самцов архаров (от числа учтенных здесь животных; Егоров, 1955).

Среди самцов особенно сильно страдают от волков бараны в возрасте 6 лет и старше. При учете баранов на Западном Памире их возраст с точностью до года был определен более чем у 200 самцов, из которых оказалось в возрасте 2—3 лет 14%, 4—5—40%, 6—7—26%, 8—9—17% и старше 9 лет — 3%. Там же среди баранов самцов (61 экз.), погибших от волков: в возрасте 2—3 лет—6,6%, 4—5—21,3%, 6—7—39,3%,. 8—9—27,9%, старше 9 лет — 4,9%. Таким образом, у 2—3-летних самцов погибает от волков менее 10% их популяции, у 4 — 5-летних — 12%, 6—7-летних — 30% и у более старых также 30% (Егоров, 1955).

В немногих районах, где ирбисы достаточно обычны (например, в Аксу- Джабаглинском заповеднике), урон от них в популяции баранов может быть большим. Барс в Туркмении распространен, главным образом, в тех районах, где обычны дикие бараны (Гептнер, 1956), однако в целом для Советского Союза этот хищник, как и ирбис, не может играть существенной роли в динамике численности баранов. Лишь изредка на баранов нападают гепард, рысь и, тем более, росомаха (Алтай, Саяны).

Все эти виды, как правило, малочисленны в местах обитания баранов и, кроме того, специализированы на другбй добыче. Медведи, пятнистые коты (Мориц, 1931) и некоторые другие хищники могут быть опасны только маленьким ягнятам. От красных волков бараны терпят урон лишь там, гдеэти хищники обычны, т. е. за пределами Советского Союза.

В годы высокой численности лисиц в Крыму последние иногда нападали .даже на взрослых самок баранов (Рухлядев, 1939, 1948 и др.); в других районах -от них в редких случаях страдают только ягнята (Флеров и Громов, 1935). Несомценную опасность для баранов представляют бродячие собаки.

Достоверных случаев нападения на баранов, в том числе и на молодых, беркутов, ягнятников и тем более бурых грифов — не установлено, но ряд авторов, ссылаясь на показания охотников (Саркисов, 1944; Антипин, 1947; Мекленбурцев, 1948), относят этих птиц к врагам баранов.

Дикие бараны подвержены тем же болезням, что и домашние овцы; известны случаи гибели диких баранов (на воле и в зоопарках) от некробациллеза, сибирской язвы, пастереллеза, инфекционной плевропневмонии, паратифа и других сальмонеллезов, пиосептицемии, пироплазмоза и других болезней (Саркисов, 1944; Слудский, 1954).

Падеж муфлонов от сибирской язвы в двух случаях был точно диагносцирован в Крымском заповеднике (Рухлядев, 1939, 1948); это же заболевание было причиной массового падежа диких баранов на Памире зимой 1897/98 г. (Бронников, 1898 и др.).

Массовая эпизоотия, уничтожившая в некоторых районах Памира до 50% популяции диких баранов (от нее погибали также козы, овцы, верблюды), наблюдалась зимой 1886/87 г.; однако она не была диагносцирована (Головнин, 1901; Мекленбурцев, 1948 и др.).

У диких баранов группы Ovis аттоп только в пределах СССР обнаружено более полусотни видов гельминтов, в том числе в Крымском заповеднике 50 (Кдценации, 1958). У архаров Средней Азии выявлено 32 вида гельминтов: (27 видов нематод, 3 вида цестод и 2 вида трематод), из которых 27—общие- с овцами, а некоторые и с другими домашними животными.

У 15 архаров. О. a. karelini из Чу-Илийских гор и Бет-Пак-Далы было обнаружено 28 видов, гельминтов, причем у некоторых из них одновременно до 15 видов (Боев и др., 1948); многие из этих гельминтов могут быть причиной тяжелых заболеваний, истощения и даже гибели хозяев.

Архары Аксу-Джабаглинского заповедника на 100% и очень интенсивно заражены Skrjabinema ovis. В Крымском заповеднике из глистных инвазий наибольшее патогенное значение имеют синтетокаулез легких и бронхов и дикроцелиоз1 печени, на долю которых приходится 18% всех случаев гибели муфлонов от различных причин (Рухлядев, 1939, 1948).

Известны случаи заболевания диких баранов кокцидиозом (Саркисов, 1944; Сванбаев, 1958) и телериозом (Рухлядев, 1948). На диких баранах паразитируют кожные оводы Hypoderma (их личинки образуют в коже баранов большое количество свищей); сильно досаждает им муха-жигалка Liperosia и некоторые другие двукрылые, а также различные- виды клещей (Антипин, 1947 и др.). В Крыму на муфлонах только одних клещей обнаружено 6 видов (Янушко, 1955).

В ряде районов Средней Азии архары сильно страдают от полостного овода {Oestrus ovis) и клещей Hyalomma plumbe- um (Афанасьев и др„ 1953; Грунин, 1957). Большое количество личинок носоглоточных оводов в носоглотке диких баранов обычное явление в Монголии (Дорджиин, 1958).

Зудневая чесотка, вызываемая зудневым клещом Acarus siro, встречается среди диких баранов Киргизии, Казахстана и Монголии (Дубинин и др., 1958; А. А. Слудский). Известен случай заражения муфлона в зоопарке псороптозной чесоткой, вызываемой клещом-накожником Psoroptes (Дубинин, 1955).

Случаи гибели большого числа диких баранов в снежные зимы или зимы с гололедицей отмечались в Крыму (Рухлядев, 1948), на Памире (Чейкин, 1914- и др.), в Чу-Илийских горах и в Казахском мелкосопочнике (Слудский, 1956), на Алтае (Певцов, 1883; Колосов, 1939 и др.), в Саянах (Соловьев, 1921), Монголии (Банников, 1954) и т. д.

Ослабевшие бараны погибали в такие зимы как от голода, так и от хищников. В Крыму гибель баранов в снежные и морозные зимы наблюдалась в 1931/32 и 1939/40 гг.; в последнем случае весной нашли 40 трупов (Рухлядев, 1948). Зимы 1948—1950 гг. также были снежными и очень морозными в Крыму, однако массовой гибели баранов не было, возможно, в связи с тем, что численность баранов была относительно невысока, и пастбища их не были стравлены (Янушко, 1955).

В суровую зиму 1831/32 г. в горах Даурии (Чир, Соктуй и др.) дикие бараны вымерли полностью, а уцелевшие одиночки были в том же году истреблены (Радде, 1862). Весной 1942 г. в Аксу-Джабаглинском заповеднике на месте растаявшей лавины были обнаружены трупы 18 архаров (Насимович, 1955).

После снежных зим у архаров бывает мало приплода (Кашкаров, 1937 и др.). Ослабевшие в снежные зимы бараны иногда приближаются к жилью человека или присоединяются к стадам овец (Саркисов, 1944; Рухлядев, 1948). Животные в глубоком снегу могут быть без труда пойманы (Соловьев, 1921). Даже в обычные по- суровости зимы дикие бараны к весне, как правило, сильно худеют (Мекленбурцев, 1948 и др.).

Имеющиеся в литературе указания на частые случаи гибели баранов самцов во время поединков, по-видимому, не верны. Наиболее серьезными конкурентами диких баранов являются домашние копытные, особенно мелкий рогатый скот, вытесняющий их с лучших пастбищ; в некоторых случаях еще летом овцы, козы или лошади стравливают те пастбища, на которых позже зимуют дикие бараны.

От взаимообмена гельминтами больше страдают архары, чем домашние копытные, так как у последних интенсивность инвазии в несколько раз выше (Боев, и др., 1948). В большинстве районов значение диких копытных (горные козлы p. Capra, косуля, кулан и др.) как конкурентов диких баранов ничтожно, и только в Крымском заповеднике, где плотность популяции оленей и косуль очень велика, оно может быть довольно велико.

В Крымском заповеднике при почти полном отсутствии врагов (в том числе и волка) летом среднее количество ягнят в стадах муфлонов по отдельным годам колеблется от 17,7 до 28,4% от общего поголовья, составляя в среднем за ряд лет 24,3%. Соотношение полов примерно равно: 46,6% самцов и 53,4% самок. Ежегодный прирост стада муфлонов в среднем за 11 лет составил 26,6% (Янушко, 1955).

В Кызыл-Джаре (Бадхыз) молодые составляли 17—33% всего поголовья баранов (Гептнер, 1956), а в Заилийском Алатау около 10% (Соколов, 1939). В районах, где много волков, а также там, где существует промысел баранов, в популяции бывает значительно больше самок, чем самцов. Из 906 туркменских баранов, добытых в 1940—1942 гг. в Центральном Копет-Даге, лишь 2 самца были в возрасте 8 лет и ни одного старше этого возраста.

Судя по 187 парам рогов баранов самцов, добытых там же в 1941—1942 гг., возраста 7 лет достиг лишь 1 % общего количества самцов, 6 лет—6%, 5—15%, 4—28%, остальные бараны (50%) имели возраст менее 4 лет. Таким образом, возраст до 5 лет имели 93% баранов (Цалкин, 1948, 1951).

В горных ущельях Нарына и Аксая, судя по найденным черепам, среди погибших архаров преобладали животные в возрасте 4—6 лет ^Северцов, 1873). На Восточном Памире большинство осмотренных черепов архаров принадлежало 4—5-летним животным; черепа 12-летних (самцов) встречены лишь дважды (Мекленбурцев, 1948).

Литература. В. Г. Гептнер, А. А. Насимович, А. Г. Банников. Млекопитающие Советского Союза, том первый. Парнокопытные и непарнокопытные. Под редакцией В. Г. Гептнера и Н. П. Наумова

AOF | 08.10.2022 16:50:50