Враги и болезни зубров

Даже крупные хищники опасны, главным образом, молодым зубрам; случаи успешного нападения волков на взрослых сравнительно редки (Карпов, 1903; Башкиров, 1939).

На Кавказе зубрята легко могли стать жертвой барса, но наблюдениями это не подтверждено. Пфиценмайер (1929) упоминает, что в желудках медведей находили остатки зубрят. Можно почти не сомневаться, что это было результатом поедания павших, так как кавказским медведям хищничество не свойственно (Насимович, 1940). К потенциальным врагам телят обычно причисляют рысь.

Снежные зимы, нередкие на Кавказе, даже взрослые зубры переносили тяжело, так как с наиболее удобных зимовок.они были оттеснены человеком; многие животные к весне были истощенными (Филатов, 1910). После снежных зим 1907 и 1908 гг. находили трупы павших (Динник, 1909, 1910).

Аналогичные случаи для весны 1920 г. упоминает Башкиров (1929). Однако очень снежную зиму 1910/11 г. зубры перенесли хорошо (Филатов, 1912).

Среди факторов смертности едва ли не основную роль играли инфекционные эпизоотии, о которых очень много упоминаний, а для европейских зубров также гельминтозы.

Наиболее существенное значение, по-видимому, имели ящур и пастереллез, в меньшей мере также эмфизематозный карбункул, повальное воспаление легких (плевропневмония) и, возможно, сибирская язва.

В Беловежской Пуще отмечались случаи гибели зубров от трипанозомоза — «сонной болезни зубров», вызываемой Tripanosoma wroblewski (Врублевский, 1908, 1927). Зубры подвержены туберкулезу, бруцеллезу, различным кишечным заболеваниям (очень распространены были в Аскания-Нова), столбняку, бешенству, актиномикозу и, вероятно, также пироплазмозу, однако, значение их в природных условиях, посравнениюс ящуром, пастереллезом и некоторыми другими заболеваниями, было невелико.

Эпизоотии ящура среди рогатого скота на Западном Кавказе наблюдались в 90-х годах XIX в. и в 1907 и 1919 гг. (в последнем случае отмечалась и сибирская язва); во время них гибли и зубры (Динник, 1909; Башкиров, 1939).

Возможно, что в 1919—1920 гг. среди кавказских зубров были и жертвы эмфизематозного карбункула, от которого в этот период страдал скот (С. А. Северцов, 1926). В 1910—1911 гг. от эпизоотйи пастереллеза в Беловежской Пуще пало более полусотни зубров (Эккерт и Феддерс, 1912; Врублевский, 1927).

Врублевским (1927), главным образом в 1907—1908 гг., были вскрыты 88 павших и убитых при разных обстоятельствах зубров. Из них от болезней, включая гельминтозы, погибло 40, убиты самими же зубрами 11 (2 взрослых и 9 телят; последние убиты и задавлены взрослыми главным образом у кормушек с1 сеном), от «старости» погибло 8, утонули 2, от переломов конечностей, «пневмонии» (в связи с попаданием посторонних тел в дыхательные пути), заглатывания несъедобных предметов и т. п. — 11 и т. д.

Смертность была выше всего зимой и весной, особенно в марте и апреле. Из погибших от болезней, включая гельминтозы, 13 (примерно треть всех случаев) пали от дистоматоза («фасциолеза»), вызванного печеночной двуусткой. У одного из зубров в третьей части печени было насчитано 668 взрослых двуусток.

Из всех осмотренных зубров они не были отмечены только у трех телят, 9 зубров пали от повального воспаления легких, 5 от трипанозомоза, 4 от эмфизематозного карбункула и т. д. (Врублевский, 1927). В 1904 г. в Пуще свирепствовала эпизоотия, от которой погибли 172 зубра; судя по симптомам, Врублевский считает, что это почти наверняка был эмфизематозный карбункул.

В Пуще ежегодно отмечались случаи заболевания зубров ящуром, животные чаще погибали в результате различных осложнений и общего истощения (Врублевский, 1927). Оставшиеся не диагносцированными эпизоотии зубров имели место в Беловежской Пуще также в XIX в. (Карцов, 1903 и др.).

У зубров в общей сложности выявлено 20 видов гельминтов (3 вида трематод, 4 — цестод и 13 — нематод) (Беляева, 1958). Наиболее патогенны печеночная двуустка, легочные стронгилиды и некоторые др.

По Кулагину (1919), случаи падежа от дистоматоза («фасциолеза») учащались после дождливого лета. На Кавказе зубры дистоматозом не болели, так как здесь практически не было промежуточных хозяев двуустокводных моллюсков.

В Аскания-Нова наблюдались случаи тяжелого заболевания зубров эхинококкозом (Заблоцкий, 1939) многие страдали телязиозом, вызываемым нематодой Thelazia rhodesi, и сопровождающимся помутнением роговицы и иногда слепотой (Рухлядев, 1939): Гельминты кавказских зубров практически остались неизученными. Филатов (1910) у вскрытых им зубров паразитов не нашел.

У вскрытых в Пуще зубров личинок кожного и носоглоточного оводов не было обнаружено (Врублевский, 1927). На зубрах паразитируют оленья кровососка Lipoptena cervi, иксодовые и другие клещи (Рухлядев, 1941). Известен случай заболевания зубра в зоопарке псороптозной чесоткой, вызванной клещом-накожником Psoroptes (Дубинин, 1955).

Довольно частые столкновения между зубрами нередко сопровождались тяжелыми ранениями, иногда гибелью животных. Ряд вскрытых Врублевским (1927) зубров, погибших от различных причин, имел зажившие переломы ребер и другие следы ранений. Известны случаи, когда грузные старые самцы при попытке покрыть молодых самок ломали им позвоночник.

В Беловежской Пуще и на Кавказе были не очень редки находки погибших новорожденных телят;, причины смертности их, однако, остались невыясненными. С. А. Северцов (1940) считает, что смертность среди молодых телят за первый год их жизни составляла около 50% от числа родившихся.

При рождении зубрят соотношение полов среди них близко 1 : 1 (Заблоцкий, 1957). Среди 125 зубрят, родившихся в Кавказском заповеднике в 1942— 1955 гг., самцов было 52,8%, самок — 47,2% (Калугин, 1958). По учету в марте 1909 г. в Беловежской Пуще было установлено следующее количество зубров:

самцов в возрасте не менее 3 лет 256 36,8%
самок » » » » » » 329 47,3%
телят » » 1—2 лет 111 15,9%


Итого 696 100%

Учет в январе 1914 г. дал следующие результаты:

самцов в возрасте не менее 3 лет 231 31,8%
самок » » » » » » 347 47,7%
телят » » 1—2 лет 149 20,5%


Итого 727 100%

Среди взрослых зубров самцы в первом случае составляли 43,8%, самки— 56,2%, во втором соответственно 40 и 60%. Следовательно, смертность самцов была несколько выше2, чем самок, и все же, учитывая полигамию зубров, самцов в стаде был большой избыток, что усугубляло внутривидовую конкуренцию.

Обработка многолетней статистики количественных учетов зубров в Беловежской Пуще показала, что прирост стада был очень незначительным (С. А. Северцов, 1940; Заблоцкий, 1957). Из конкурирующих видов в Беловежской Пуще особенно было велико значение благородного оленя, завезенного в середине 60-х годов XIX в. и затем чрезвычайно размножившегося.

В 1908 г. в Пуще былЪ учтено 4769 оленей (Врублевский, 1912), в последующие годы их стало еще больше. Олени способствовали угнетению и местами почти полному истреблению подлеска и подроста лиственных деревьев и тем самым обеднению Пущи древесно-кустарниковыми кормами. Низкий прирост стада зубров Врублевский (1912, 1927) объясняет в основном неблагоприятными конкурентными отношениями с оленем.

К достаточно важным конкурентам зубра может быть отнесена также лань, интенсивно использующая древесные корма, что отмечал еще Карцов (1903). В начале 10-х годов в Пуще было около двух тысяч ланей (Врублевской, 1912); еще более многочисленными были косули, но их роль как конкурентов зубра считали менее серьезной. Лось в Пуще был очень редок.

Конкурентных отношений зубра с другими видами диких копытных на Западном Кавказе не было. По данным Филатова (1910), кабаны при движении по глубокому снегу пользовались тропами зубров. Крупный.рогатый скот подвержен тем же заболеваниям, что и зубр, и неоднократно способствовал распространению различных эпизоотий среди зубров. С выпуском в Пуще для «одичания» овец, больных фасциолезом, связывают последующее распространение этого заболевания с]эеди зубров (Башкиров, 1939).

Литература. В. Г. Гептнер, А. А. Насимович, А. Г. Банников. Млекопитающие Советского Союза, том первый. Парнокопытные и непарнокопытные. Под редакцией В. Г. Гептнера и Н. П. Наумова

AOF | 07.10.2022 16:43:48